Если вы не платите за товар, то вы и есть товар

Помните, как все хомячки заливисто смеялись, когда первые тысячи пользователей заметили, что и «Гугл», и FB следят за тем, какие страницы вы смотрите? Пока наконец не поняли, что вообще-то открытый на любом устройстве FB просто прослушивает ваши помещения по ключевым словам

В русской сети появилась нетфликсовская документалка «Социальная дилемма» (The Social Dilemma). Режиссер Джефф Орловски собрал непростых людей под камеру: Тристан Харрис (Google, специалист по этике), Аза Раскин (Mozilla Corp), Джастин Розенштейн (Google, Facebook), Анна Лембке (начальник клиники по зависимостям при Стэнфорде).

Одно замечание: все, кроме Лембке – экс. Их никто не гнал, не увольнял, они все давно «миллионеры до 30 лет» по терминологии «Форбса». Просто в какой-то момент они посмотрели в бездну того, что наделали, и бездна посмотрела на них. И они уволились.

А теперь высказались на камеру для режиссера Орловски. И сказанное ими так взволновало обычно наглый и безразличный Facebook, что на прошлой неделе появилось развернутое заявление от корпорации.

Начнем с заявления, потому что оно очень показательное. Тут нет ничего непонятного – все обсуждают это.

«Вместо того, чтобы предложить детальный взгляд на технологии, фильм дает искаженное представление о том, как работают платформы социальных сетей, чтобы создать удобного козла отпущения для решения сложных социальных проблем».

«Они (создатели фильма) также не признают – критически или как-то иначе – усилия, уже предпринятые компаниями для решения многих проблем, которые они поднимают. Вместо этого они полагаются на комментарии тех, кто уже не работает много лет».

1. Цель продуктов платформы – иметь ценность, а не вызывать привыкание.

2. Вы – не товар. Facebook финансируется за счет рекламы, так что платформа остается бесплатной для людей.

3. Алгоритм Facebook не безумный. Он делает платформу актуальной и полезной.

4. Facebook поработал над улучшениями по всей компании для защиты частной жизни людей.

5. Мы предпринимаем шаги по сокращению контента, который может привести к поляризации.

6. Facebook инвестирует в защиту честности выборов.

7. Мы боремся с фальшивыми новостями, дезинформацией и вредоносным контентом с использованием глобальной сети партнеров по проверке фактов» (изложение Марии Снеговой, телеграм-канал «Дежурный smmщик»).

Все так знакомо. Более того, и без фильма Орловски по любому из пунктов людям, мало-мальски знакомым с тем, как это работает, видно одно – комиссар Цукерберг врет.

Потому что по каждому пункту в жизни и в его бизнесе все ровно наоборот. В фильме, кстати, простым языком Анна Лембке рассказывает, как развивается наркотическая зависимость от соцсетей. На психологическом, на биохимическом уровне. Практически как к героину.

Рассказывает то же самое и Тристан Харрис, который работал над почтой Google и удивлялся, почему в корпорации никто не озабочен тем, что зависимость людей от электронной почты становится пугающей.

«Никогда еще в истории решения белых дизайнеров 20–25 лет из калифорнийского города не влияли так на два миллиарда людей по всему миру», – говорит он. И продолжает: «Два миллиарда людей будут делать вовсе не то, что они планировали делать, только потому, что дизайнер решил: «вот так будут работать уведомления» – и это будет то, что вы увидите на экране, проснувшись утром».

Ха-ха – сегодня кажется, что это какая-то мелочь, но это просто потому, что сегодня все эти наивные решения – краеугольный камень всей новой индустрии: сделать привязанность к телефону, к конкретному ресурсу непреодолимой.

Вам смешно? Ну попробуйте не заглянуть в смартфон, когда прозвонит уведомление: «у вас новый лайк». Попробуйте воздержаться от хватания смартфона по малейшему поводу, который к тому же чаще всего вы себе придумываете. Какую-нибудь фигню типа «Я же должен быть на связи!».

Но если у взрослых людей руки еще могут быть заняты другой работой хоть на той же клавиатуре десктопа, то посмотрите на молодняк и детей. Они все там и возвращаться не собираются. И так по всему миру.

Кстати, в фильме говорится о резком росте подростковых депрессий с развитием соцсетей и смартфонов. Что логично – разница между реальным миром и сконструированным пузырем соцсетей слишком драматична.

Кроме того – люди не в состоянии противостоять как тщеславию при «поглаживании», как говорили психологи старой школы – всем этим лайкам и одобрительным комментам, так и буллингу и травле, которых в сетях в сотни раз больше, и они, в общем, не наказуемы.

Тим Кендалл (разработчик бизнес-модели Facebook): «На первых порах мы решили: рекламная модель – самая изящная». Роджер Макнами – первый инвестор Facebook, венчурный капиталист: «Раньше Кремниевая долина производила железо и софт, но последние десять лет крупнейшие компании в Долине занимаются лишь тем, что продают своих пользователей».

Аза Раскин: «Поскольку мы не платим за продукты, которыми мы пользуемся, за них платит рекламодатель, и ему продают – нас».

Если вы не платите за товар, значит, вы и есть товар. Потому что бизнес-модель всех этих компаний от FB и Snapchat до «Гугла» с «ТикТоком» – не отпускать вас от экрана. Постепенное, незаметное изменение вашего поведения и восприятия – вот что является товаром. Для этого нужна определенность – точное таргетирование, а для этого нужно много данных.

Да-да – помните, как все хомячки заливисто смеялись, когда первые тысячи пользователей заметили, что и «Гугл», и FB следят за тем, какие страницы вы смотрите? Пока наконец не поняли, что вообще-то открытый на любом устройстве FB просто прослушивает ваши помещения по ключевым словам…

Помните, как свободолюбивые граждане боялись вести разговоры возле стационарных телефонов – других не было – ну как же, гебуха слушает. И именно по ключевым словам – пишет. Ничего нового. Только теперь вы радостно несете FB практически себе в постель. И после этого кто-то может считать себя разумным человеком? Свободным и гордым мыслителем.

В фильме говорится и про то, что Google как поисковая машина, конечно же, чисто по бизнес-соображениям, выдает совершенно разные результаты на запросы на разных территориях. Таким образом формируя идеологические и политические пузыри. Одни ответы, скажем, для Армении, другие ответы для Баку, третьи для Степанакерта. Со всеми вытекающими совсем не бизнес-результатами…

Ну а «борьба Цукерберга с hate speech», то есть выражением ненависти, о которой он так много говорит, это вообще смешно. Потому что инсайдеры – люди, которые все это создавали своими руками, на камеру говорят, что рост бизнес-показателей сетей напрямую зависит от количества конфликтов между участниками. А стало быть, разжигание ненависти в сети – основа их деятельности. Ничего личного – просто бизнес.

А о влиянии социальных сетей на взрыв самых левых марксистских устремлений по всему миру за последние полгода-год мы поговорим в другой раз, и даже не будем ссылаться на кино, которое так разозлило Цукерберга.

Источник

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close